В.Ерошенко

САМООТВЕРЖЕННАЯ СМЕРТЬ БЕЗБОЖНИКА[1]

Сказка

 

Родился однажды на болоте комар. Едва у него окрепли крылышки, как он тут же облетел окрестности, и все, что он увидел вокруг, произвело на него сильнейшее впечатление. По мере того, как комар подрастал, росла и его душа, и в ней стало шириться и крепнуть чувство любви. "Откуда родилось во мне это чувство?" стал задумываться комар. И если я должен любить то кого?", спрашивал он себя, летая над рощицей и лугом, прилегавшими к болоту.

На лугу, пощипывая траву, паслась корова. Рядом на цветке, сложив крылышки, сидела пчела. С ближайшего дерева раздавались трели приютившегося на нем голосистого соловья. Душа комара, наблюдавшего эту идиллическую картину, невольно наполнилась неизъяснимым восторгом.

"Как это все прелестно! До чего же прекрасен мир", подумал комар и, подлетев к пчеле, сказал:

Здравствуйте! Позвольте мне выразить восхищение вашей красотой. На болоте наверняка нет никого прекраснее вас.

Услышав это, пчела сердито фыркнула:

Так ты считаешь меня болотной красавицей, глупец? Позволю себе заявить, что я к болоту никакого отношения не имею. Я всегда держалась и держусь  подальше от подобных грязных и вонючих мест.

Получив столь суровую отповедь, комар сразу оробел и в крайнем смущении пролепетал:

Простите, если я вас невольно обидел. Но вы разве родились не на болоте?

Глубоко ошибаешься, дружок, язвительным тоном произнесла пчела. Я не тебе чета. Это ты, видать, родился на грязном болоте. А я родилась в улье на пасеке и с детства находилась на попечении нянюшки, горделиво добавила она. Услышав ее слова, сидевший на ветке соловей насмешливо присвистнул и громко сказал:

Эх ты, жужжалка несчастная! Нашла чем хвастать: на пасеке она родилась и нянька у нее была!... Подумаешь, невидаль какая! Уж коли на то пошло, со мной тебе никак не сравняться. Я родился в отдельном гнезде на Гавайских островах. Сейчас там жарковато, вот я на время и прилетел сюда погулять. А если говорить о воспитателях, то меня воспитывали отец да мать, а учителями моими были лучшие певцы соловьиного племени. Так что, как видишь, тебе далеко до меня, а я ведь не кичусь...

Мм... презрительно мыкнула корова. Говорит, что не кичится, а сам расхвастался почище пчелы. Вот мне действительно есть чем гордиться. Я родилась в сарае у людей, и при моем рождении присутствовали сразу несколько человек. Ни одному животному не уделяется такого внимания!

Комар совсем было растерялся и все же сказал:

– Где бы кто ни родился, но души-то, наверное, у всех одинаковые.

Ну нет, если место рождения разное, то и души разные, без тени сомнения возразила пчела.

Неужели это так? унылым тоном произнес комар. А я-то думал, что все существа братья и сестры друг другу.

Слова эти вывели пчелу из терпения и она со злостью сказала:

Какое неслыханное самомнение! Может быть, для тебя это и лестно, что все друг другу братья и сестры, но меня прошу в их число не включать.

Ну а любовь? сказал комар. Любовь-то уж наверняка у всех одинаковая. Вот я, например, маленький, а корова большая, но это не мешает мне любить ее.

С этими словами комар отошел от надменной и сердитой пчелы и, взлетев вверх, сел на шею коровы.

Прочь, наглец! разозлилась корова и хлестнула хвостом, чтобы согнать комара. Почувствовав острую боль, комар застонал и скатился на землю.

Что, больно небось? злорадно ухмыльнулась корова. Зато теперь хорошо будешь знать свое место в жизни. И закаешься наперед говорить всякие дерзости.

Бедному комару, у которого отчаянно болели ушибленные тоненькие ножки, мир уже больше не казался столь прекрасным, как прежде.

Странные вещи происходят в мире, поглаживая крылышком больную ножку, чуть слышно проговорил комар. Я готов любить все живые существа, я считаю всех их своими братьями и сестрами, а они меня не признают за своего. Им нет никакого дела до меня. Кто же создал такой странный противоречивый мир?

Этот мир создал наверняка не кто иной, как наш пасечник, с гордостью отвечала пчела, услышав слова комара. Он все знает и все умеет. Умнее и искуснее его нет никого на свете.

Раздраженная надменным тоном пчелы, корова решила не оставаться в долгу и сказала:

Не такой уж великий умелец хваленый твой пасечник. Женщина, которая приходит каждый день доить меня, пожалуй, даст ему сто очков вперед. Она еще ни разу не ошиблась в порции сена, нужной мне для пропитания. Ни разу она не забыла и принести вовремя рисовое пойло моему теленочку. Она на все руки мастерица. Может статься, что это как раз она создала мир, а не кто-то другой.

Соловей залился звонким смехом и сказал:

Ну и невежды же вы! Сразу видно, что вы никогда никому не учились. Ведь поэты издревле утверждают, что мир создан богом.

А где этот бог находится? – сразу оживившись, спросил его комар. Сердце его снова наполнилось чувством радости и надежды, и он даже забыл про свою больную ножку.

– По утверждению поэтов, бог обитает на небе, – ответил соловей.

– Вы ведь тоже поэт, так что, наверное, видели бога? – на этот раз спросила пчела.

– Нет, отрицательно покачал головой соловей, – мне с ним не приходилось встречаться. А вот мой двоюродный брат жаворонок постоянно летает до самого поднебесья, и он уж несомненно знает про бога.

Как раз в эту минуту откуда-то с невидимой высоты слетел жаворонок и уселся на ветке рядом с той, на которой сидел соловей. И тогда пчела обратилась к жаворонку:

– Говорят, что вы постоянно летаете до заоблачных высот, и вы, наверное, видели бога. Скажите, не похож ли он на нашего пасечника?

Но тут вмешалась корова:

– Отвяжись ты со своими глупыми вопросами. Уж если на кого божество похоже, то это наверняка на мою доярку.

Но жаворонок, естественно, не мог согласиться ни с той, ни с другой и ответил:

– Я действительно высоко летаю в небе, но никого похожего на деда-пасечника или на тетушку-доярку  никогда там не встречал… Я иногда встречаю там орлов и соколов. Может, это они и есть боги…

– Нет, ошибаешься, друг мой, – возразил соловей. – Орлы и соколы так же, как мы, сами созданы богом. А тот, кто создан богом, сам богом не может быть.

Тут к спорщикам подлетела муха и сказала:

– По-моему, пускаться в рассуждения о боге  – это просто дерзость с вашей стороны. Должна вам сказать, что я живу у ученого астронома, в его обсерватории. И ежедневно по вечерам разглядываю небо в телескоп, установленный на астрономической башне. Короче говоря, я сажусь на голову ученого и вместе с ним веду астрономические наблюдения. Однако до сих пор существования бога на небе установить не удалось. Приходилось мне не раз рассматривать невидимые невооруженным глазом предметы и через микроскоп. Но и тут я ни разу не обнаружила никаких признаков существования бога. Поэтому я считаю, что бог либо значительно меньше микроба, так что его нельзя рассмотреть даже через микроскоп, либо он находится на таком далеком расстоянии от нас, что его нельзя увидеть даже через телескоп. И в том и в другом случае вряд ли его существование может оказывать какое-то влияние на наш мир. Сейчас я на кухне работаю над рукописью, в которой как раз излагаю эти свои выводы.

Поучительный тон хвастливой мухи вызвал раздражение у жаворонка и он, усмехнувшись, сказал:

– Вы, видать, и в самом деле весьма ученая особа, госпожа муха. Однако я, к сожалению, на одно лишь ваше мнение полагаться не могу. Допускаю, что ваши исследования в достаточной степени научны и ваши выводы более или менее объективны и заслуживают известного доверия. Вместе с тем я склонен с неменьшим уважением относиться к концепции и моих старых товарищей – журавлей. Эти птицы тоже весьма основательно занимаются изучением проблемы бога. В юные годы им доводилось жить среди египетских пирамид и, как утверждают,   они неплохо разбираются даже в египетских иероглифах. Мне приходилось не раз возвращаться в свое родное гнездо, сидя на спине журавля. Так вот, по их рассказам, боги обитают во дворцах и храмах.

Закончив иронической улыбкой свой разговор с мухой, жаворонок обратился к комару:

– А вы, милый комар, будучи способным и свободным юношей, вполне можете заняться самостоятельным выяснением истины, не считаясь с мнением ученых и разного рода преданиями. Если вы будете придерживаться сложившихся доктрин господ ученых и рутинных представлений, вам трудно будет  постичь истину.

Сказав это, жаворонок взмахнул крыльями и обдал с ног до головы пылью ученую муху.

– Что ж, мнение господина жаворонка вполне резонно, – с великодушием настоящего ученого произнесла муха, хотя на самом деле не считала себя побежденной в споре и глубоко досадовала на жаворонка, по милости которого она была вся покрыта пылью. – Здесь поблизости есть много храмов, и я могла бы в качестве опытного проводника помочь нашему молодому другу в его самостоятельных свободных исследованиях. Но сегодня у нас в обсерватории состоится совещание ученых астрономов, после которого будет дан банкет, так что мне придется принять участие в подготовке к нему. Помимо всего, мне предстоит опробовать все блюда – не отравлены ли они. Ведь кроме меня этого никто не сможет сделать. В нашей стране ученые окружены такой сердечной заботой, что угощать их едой, предварительно не опробованной на наличие яда, было бы величайшей бестактностью, чуть ли не преступлением. Так что, к сожалению, сегодня я нашему юному другу ничем помочь не смогу… – все это муха произнесла довольно громко, отчетливо, по-видимому, в точности подражая манере, с которой читал лекции ученый астроном, под чьей крышей она нашла себе приют. – Если господин комар предпримет свои частные свободные исследования, это будет достойно всякой похвалы, – продолжала муха, – и я со своей стороны готова предоставить в его распоряжение телескоп и микроскоп, имеющиеся в нашей обсерватории. Но в ближайшие дни эти приборы будут все время заняты, о чем я весьма  сожалею, так как мне бы хотелось как можно скорее показать вам свое расположение к благому начинанию нашего юного друга. Во всяком случае я желаю ему всяческих успехов в его трудах.

Комар сердечно поблагодарил муху за ее добрые пожелания, откланялся всем остальным и, как ему подсказали, перелетев через рощицу, быстро достиг ближайшего храма. Но в храме никого не было. Лишь один воробышек сидел на каменной статуе Дзидзо[2] и спокойно чистил свои перышки.

– В этом храме обитает бог? – спросил комар у воробья.

– Бог? Ты имеешь в виду Будду? Так он еще 25 миллионов лет назад погрузился в нирвану и с тех пор оттуда не возвращался. Говорят, что существует еще христианский бог, но того нужно искать в церкви.

Комар откланялся и полетел в христианскую церковь. Там в это время как раз шла служба. На стенах в подсвечниках и перед иконами горело множество больших свечей. Дьякон размахивал кадилом, от которого исходил приятный аромат. Священник в роскошном узорчатом облачении истово молился вместе с прихожанами.

Когда комар влетел в церковь и хорошенько огляделся, он увидел, что глаза всех богомольцев обращены к алтарю, туда же было обращено и лицо пастыря, повторявшего одну за другой разные молитвы.

«Там-то, наверное, и находится бог», – подумал комар и бесшумно залетел в алтарь. Что же он увидел в алтаре? Ничего существенного он там не обнаружил. Там была пустота, если не считать пыли и старого слепого паука, который непрерывно ткал свою паутину.

Ошеломленный комар вернулся в молитвенный зал и был еще больше ошарашен. Там по-прежнему  люди горячо молились, и на их лицах было выражение религиозного экстаза. Комар готов был всех их принять за сумасшедших. И он невольно громко закричал:

– Но ведь там никого нет, там пусто!

По церковным окнам разгуливали мухи.

– Вы говорите, что там пустота? – переспросила одна из них.

– А что, для вас это новость? – ухмыльнулась другая муха. – Да там сроду ничего не было.

– Кто это такой? И чего он так громко пищит? – спросила третья муха.

– Говорят, что это юный талант, молодой ученый, – ответили ей.

– По слухам, он занят свободным изучением теологической проблемы, – заметил еще кто-то из мух.

– Но разве для этого нужно поднимать такой громкий писк? Разве это может помочь делу?

– Ха! Да ведь теперь так ведут себя все молодые таланты, – резюмировала последняя муха. – Они узнают то, что давным-давно всем известно, и поднимают страшный шум, будто это именно они сделали некое великое открытие. Нахальная публика!

Комар же снова громко запищал:

– Там никого нет, там пустота!

Однако молящиеся даже не слышали его голоса. Они с прежним энтузиазмом продолжали класть земные поклоны, а священник продолжал произносить слова молитвы.

Комар хотел во что бы то ни стало поведать людям открытую им истину. Желание это буквально жгло его. Тогда он сел на лоб попу и что есть мочи запищал:

– Да ведь там никого нет, там пустота!

«Безбожник!» – проворчал поп и, хлопнув себя ладонью по лбу, убил комара. Так вот и кончилась жизнь комара, у которого было такое любящее сердце и который так жаждал познать истину.

 

***

В курятнике, принадлежавшем обсерватории, содержались куры, утки и прочая живность; здесь же, свернувшись калачиком, мирно подремывал  и щенок. Между птицами начались разные толки.

– Говорят, что над сотворением мира основательно потрудился дед-пасечник, – сказала одна курица.

– По слухам, и тетушка-доярка немалое участие приняла в этом деле, – возразила утка.

– Если это так, то свой вклад в сотворение мира несомненно внесла и наша птичница, – заметил еще кто-то из пернатых.

– Я убежден, что кое-что сделал и мальчик – мой хозяин, – заявил внезапно проснувшийся щенок.

Однако утка, располагавшая новейшими сведениями в данной области, сказала:

– Существует предание поэтов, согласно которому творцом мира является обитающий в небе бог, и, руководствуясь этим преданием, многие ученые и другие энтузиасты сейчас как раз занимаются поисками бога.

– Ты, вероятно, имеешь в виду молодого ученого комара, который, подвергая себя чрезвычайной опасности, занялся этими поисками, и тех ученых, которые ищут бога, пользуясь телескопом? – включилась в разговор новая курица.

Тогда кто-то еще из пернатых сказал:

– Сегодня молодой ученый комар, занимаясь своим честным свободным исследованием, побывал в храме и в христианской церкви. Но ни в буддийском храме, ни в христианской церкви он никакого присутствия бога не обнаружил. Тогда он решил оповестить об этом верующих, объявив, что они молятся пустоте. Кончилось дело тем, что разгневанный христианский священник прихлопнул его, и от комара осталось лишь мокрое место.

– Да, таковы уж все религиозные деятели, – присоединил свой голос черный петух породы минорка, с роскошным гребнем. – Когда они не в силах победить своих противников в диспутах, они  их либо сажают в тюрьмы, либо убивают. Среди людей религиозные деятели – это самые опасные элементы.

– Ну, есть и не менее опасные люди, – заметил кто-то со стороны, после чего все на некоторое время замолчали.

Потом сравнительно недавно появившийся на свет цыпленок на тонких и длинных ножках спросил щенка:

–А кто-нибудь вообще видел бога?

Щенок, занятый тем, что усердно зубами очищал от блох свою шею, выпрямился и ответил:

– Да, до сих пор, кажись, никто не видел. Моим пращуром был пес, сопровождавший Момотаро[3] в его походе на остров чертей. По преданию, передаваемому из поколения в поколение в нашей семье, Момотаро тогда забрал у чертей в числе разных сокровищ и такую драгоценную вещь, как плащ-невидимка. Если в руки Момотаро попала подобная штука, то не исключено, что она имеется и у богов. И если они, пользуясь плащом-невидимкой, решили играть с учеными в прятки, или, скажем, в салки, то им их наверняка никогда не засечь. Так что неспособность ученых увидеть богов вполне естественна. А то, что они не осознают причины этого, свидетельствует лишь о том, что они дураки.

– А ведь щенок-то, пожалуй, прав, хором согласились все обитатели курятника.

– И так, наверное, происходит с самых древнейших времен? – спросила утку курица, которая первой подняла весь этот разговор.

– Да, видимо, это уже передается по наследству, так что ничего не поделаешь, – со вздохом ответила утка.

 

 

 

© Пер. с японского – С. Гутерман, 1973,

публикация Ю.В. Патлань, 2003



[1] Сказка написана В.Ерошенко на японском языке («Musyukyosya no zyunsi»), входила в первый сборник его произведений “Песни перед зарей” (Yoakemae no uta, Tokyo: Sobunkaku, 1921, 327 p.). под редакцией  Акита Удзяку. Перевод выполнен С.Гутерманом в ноябре  1973 г. и любезно предоставлен нам Александром Харьковским (США). На русском языке публикуется впервые. (Прим. Ю.Патлань).

 

[2] Дзидзо – буд. божество – покровитель детей и путников. (Здесь и далее примеч. перев.).

[3] Момотаро («Мальчик из персика») – герой одноименной японской народной сказки.