Василий Ерошенко

 

ПУШКИ ГРОХОЧУТ ВДАЛИ

 

1.

 

Всю ночь грохотали пушки вдали, всю ночь шел дождь, небо словно оплакивало что-то скорбно; всю ночь ветер, ударяя в мое окно, сетовал на что-то или кого-то. Я думал… Сердце болело. Непрестанно, бесконечно я повторял, пряча пылающее лицо в подушку: «О мое сердце, не боли! Ведь все это лишь только кошмарный сон! Вскоре рассветет, вскоре появится солнце, и все призраки улетят прочь и тогда ты увидишь, что никакой войны нет, никакого бессмысленного братоубийства, о сердце, не боли!»

Но сердце болело. Ветер, ударяя в окно, сетовал на что-то или кого-то. Шел дождь. Пушки грохотали вдали. Я думал: «Когда же наступит благой рассвет? Когда появится солнце? Когда завершится ужасный сон?» Никто не ответил, только пушки, только ветер стучащий в окно.

 

2.

 

Наступает день…

Уже не дождит, и ветер куда-то улетел, но кошмарный сон не хочет отлететь. Утреннее небо взглянуло скорбно на землю, солнце не хочет явиться, ведь пушки ночи не были сном, они, как и прежде, грохотали вдали.

Сегодня первое мая, день, когда сердце всякого рабочего, всякого обиженного, всякого угнетенного в любой стране восстает против тиранов, против произвола, в полный голос требует свободы, справедливости и равенства, но здесь, в этой стране, всё молчит, лишь грохочут пушки самых наглых тиранов. Здесь сражаются, плюя в лицо народу, воюют здесь для своих собственных подлых целей, словно страна, словно Китай – арена для глупостей, для скотских поступков честолюбивых разбойников. Как негодует сердце, негодует против этих гордых разбойников, презирающих вся и вся; негодует за этот все сносящий народ! Разве прилежный прогресс нескольких тысячелетий с народными огорчениями, страданиями, с народными несчастьями и разочарованиями был лишь шуткой? Разве тоска и слезы, пот и кровь тысячелетного народа были лишь насмешками? Разве все это было лишь с единственной целью подготовить арену для глупостей и скотских поступков нескольких известных алчных, честолюбивых разбойников?

Сердце негодовало. Пушки грохотали вдали. Солнце не хотело явиться.

И вот внезапно вошел в комнату слуга. «Письмо!» – сказал он. «От кого?» – спросил я секретаря. «От нашего друга, г-на Ху из Шанхая», – тот ответил. Мы прочли: «Сегодня я пишу то, что, возможно, обрадует вас очень сильно. За последние дни я много сделал для пропаганды нашего дорогого Эсперанто в Шанхае. Мы теперь начинаем издавать небольшую газету «Verda Lumo». (Зеленый Свет). Первый номер выйдет в конце следующего месяца. (Письмо было датировано двадцать четвертым апреля). Мы избрали г-на Пейко ее редактором…»

Какой контраст! В то время, как сильные, плюя в лицо народу, ведут бесстыдно братоубийство перед всем миром, в той же стране, в то же время, лишь слабые и бессильные руки пытаются возжечь зеленый свет, чтобы он мог, хоть немного осветить глубокую ночь этой страны.

О нет, сто раз нет! Прилежный прогресс нескольких тысячелетий не был шуткой; тоска и слезы, пот и кровь тысячелетнего народа не проливаются напрасно! Если страна ныне – арена для глупостей и скотских поступков нескольких разъяренных разбойников, она еще и арена, где пытаются возжечь зеленый свет зеленой эсперантской звезды.

Пушки грохочут вдали.

О вы, могучие разбойники! О вы, воюющие вожди скотов, вашими пушками вы громко провозглашаете всему миру не вашу мощь, но ваше собственное разложение; ваши битвы свидетельствуют не о вашей славе, но о вашем бесстыдстве и подлости; вашей братоубийственной войной вы заявляете всему миру не ваше превосходство над этой страной, но ваш собственный приговор и вечное проклятие от этого народа. Не вам, о гордые братоубийцы, не вам, жестокие человеконенавистники, принадлежит будущее, восхищение и благодарности грядущих поколений. Будущее принадлежит по праву тем слабым рукам, что пытаются ныне возжечь зеленый огонь в стране, и в этом зеленом огне всякий сможет увидеть наиболее ясно, без ошибки, какие отвратительные, какие скотские, какие ненавистные вы, братоубийцы, с вашими разрушающими страну войнами, с вашими предающими народ интригами, с вашими проклятыми разбойными армиями.

Пушки грохочут вдали.

 

Пекин, 1 мая 1922 года

 

© Пер. с эсперанто Юлии Патлань, ноябрь 2006 г.

 

 

Внимание! При перепечатке и цитировании ссылка на наш сайт и согласование с модераторами обязательны! Пишите нам: eroshenko_vj@inbox.ru

Estu atentaj!

Oni povas uzi materialojn de tiu chi ttt-ejo,

nur se oni ricevas permeson de la moderatoroj

kaj nepre indikas rektan ligon al la ret-pagho.

Skribu al ni: eroshenko_vj@inbox.ru

 

All of the articles you can reprint free of charge.

Reference is necessary.

Mail to: eroshenko_vj@inbox.ru

 



Hosted by uCoz