Василий Ерошенко

 

Три близнеца[1]

африканская сказка

 

1.

Где родились герои

 

Дядюшка Самбо и его жена жили где-то в Африке на какой-то цветной реке,  не то оранжевой,  не то голубой, не то белой. Но они от этого не стали ни оранжевыми, ни голубыми, ни белыми; они оставались самыми обычными неграми, черными как… Я не скажу ни как хорошо начищенные сапоги, ни как черти из дымохода. Сам найди более благородное сравнение для самых благородных негров. Вполне возможно, что чета негров прожила бы свою жизнь и умерла бы своей смертью. совсем незамеченная невнимательным человечеством,  если бы не произошло вот что: в один африканский день негритянка родила сразу трех мальчиков. Это не было большой радостью для бедного Самбы, а было это настоящей катастрофой для домашних и соседних котов и собак. Однако мальчики удивительно походили один на другого, и даже их мать часто не знала, кого она должна бить, и всегда била не того, кто должен был быть выбит. Сам Самба и его соседи, чтобы не выбить кого-то по ошибке, обычно били всю троицу.

 

2.

Как назвали мальчиков

 

Одного мальчика назвали Бимбо и прозвали Остроглаз, ведь он видел такие малюсенькие пылинки, о существовании которых никто даже и не подозревал, и видел так далеко, что никто не мог поверить ему, тем более что он часто ничего не видел у себя под ногами и всегда наступал котам на лапы, собакам на хвосты.

Другого мальчика назвали Джимбо и прозвали Острослух, потому что он слышал такие звуки, о которых другие даже и не подозревали, да и ему тоже никто не верил, тем более что он часто не слыхал, что говорил отец, и никогда не слыхал, что наказывала ему мать.

Третьего назвали Кимбо и прозвали Быстросчет, ведь он мог так быстро считать, что никто никак не мог него проверить, и ему тоже никогда не верили соседи, тем более что покупая что-то для матери, он всегда неправильно считал сдачу.

 

3. Герои на деревенском базаре

 

Вот идут тройняшки на базар. Дядя Селим, деревенский базарный торговец, издали уже кричит:

       Эй, шакалята! Быстро скажите, что у меня в мешке.

Он закрывает мешок, а сам садится на него.

       Ты продаешь горох, – отвечает Остроглаз.

       Угадал, шакалий сын! – улыбается продавец.

       Сколько горошинок в мешке? – спрашивает он весело.

       Сорок пять тысяч шестьдесят семь, – без запинки отвечает Кимбо, Быстросчет.

Торговец с сомнением качает головой:

       Брешешь, шакалий сын, как тринадцать шакалов в полнолуние!

       Пересчитай и убедись, – смеются вокруг на базаре.

Дядя Селим подзывает троицу поближе и негромко спрашивает:

       Что говорят горошинки о прошлой ночи?

И Острослух без запинки отвечает:

       Они говорят, что ваши семь жен били вас по-очереди всю ночь.

       Врут! – сердится продавец, – они не били, а только крепко меня ласкали.

И вдруг он кричит во все горло:

                          О, гниющие сплетницы! Подходите, люди, подходите! Покупайте горох, очень недорого!

Мальчикам он любезно говорит:

       Наполняйте карманы…

 

Вот продают добычу. Вот рыболовы продают свежий утренний улов.

       Подите сюда, чертята! – зовут они мальчишек. Те подбегают. Один рыболов спрашивает:

       Скажите, сколько денег у меня в правом кармане?

       У тебя были, а теперь ничего нету, – отвечает Быстросчет.

Рыболов со страхом сует в карман руку.

       Помогите, друзья, товарищи! – кричит он в отчаянии. –Украли деньги из кармана!

       Кто украл? –  приходят в возбуждение на базаре.

       Наверное, чертята, – кричит рыбак.

       Бейте их, бейте! – кричат окружающие и кулаки готовят.

       Стойте! – вмешивается Остроглаз. – Рыбак, я вижу твои деньги в кармане дяди Али.

Али стоит рядом. Он бледнеет.

       Ты сошел с ума, щенок! – кричит он хрипло, но спустя миг, удивленный, вынимает из кармана деньги.

       Вот твои деньги, – говорит он, совсем смущенный. – Но не думай, что я их украл.

       Послушай, дядюшка, – обращается Остроглаз к рыбаку. – Деньги говорят, что ты сам положил их в соседский карман.

       Правда? – удивляется пораженный рыбак. – Ну, чертята, берите по рыбе.

       Выбирайте еще по одной из моих ведер, – добавляет мальчишкам улыбающийся Али.

На другой стороне базара сидит бабка Фатима со своим десятилетним внуком Сэитом.

       Идите сюда, козлята! – кричит она троице мальчишек.

Начинается обычная беседа.

       Что у меня в корзине? – спрашивает торговка.

       Рис, – отвечает Остроглаз.

       Сколько рисинок сейчас остается?

       Пятьсот пятьдесят три тысячи четыреста восемьдесят шесть, – докладывает Кимбо.

       И что они сегодня сказывают обо мне в корзине? – хитро спрашивает базарная торговка.

Джимбо таинственно шепчет ей на ухо:

       Обитательницы корзины говорят, что у вас две мерки: большая для покупки риса и малая для продажи,  и рисинкам не нравится это.

       Они врут, клянусь! – негодует старуха. – Я даже не хочу продавать такую гадость. Возьмите все бесплатно, сыпьте проклятых болтушек к себе в мешок!

Мальчики церемонно ссыпают рис в свой мешок.

Внук торговки протягивает руки к Бимбо:

       Ну, что ты видишь на руках?

Остроглаз внимательно смотрит на грязные руки мальчишки, и, вскрикнув, отскакивает назад.

       На твоих руках крокодилы и кобры! Они очень маленькие, но злые и кровожадные, как и большие.

Внук Сэит смеется:

       Вчера здесь паслись слоны и носороги.

       Я слышу – кобры шипят и крокодилы плачут от злости, – говорит Джимбо, Острослух. – Я боюсь, они скоро его сожрут.

Кимбо негромко добавляет:

       Может, еще раньше его сожрет новый королевский министр, каннибал из страны Великих Озер. Сэит ведь такой толстый.

                          Тринадцать жерновов на ваши шакальи языки! – кричит в ужасе старая Фатима. – Отдайте сейчас же мой рис, негодники! Тяжело ли  вымолвить недоброе слово в недобрый час?!

И, жестикулируя, она плюет во все четыре стороны света, загадочно бормоча таинственные заклятья против чертей с Севера и Юга, против козней арабского Востока и белого Запада. Кимбо-Быстросчет ссыпает рис обратно в корзину торговки и торжественно объявляет:

       Равным-равнехонько пятьсот пятьдесят три тысячи четыреста восемьдесят шесть!

Старуха повторяет за ним число, но ошибается и совсем смущается:

       Недоброе это число, в недобрый миг сказано. Берите назад рис и отправляйтесь домой.

Снова мальчики с триумфом пересыпают рис в свой мешок.

       Ну, хватит, – объявляет Быстросчет.

       Число уже хорошее. Плохое мы оставили в вашей корзине.

      Постойте, постойте, негодники! – кричит торговка, но тройняшки уже убежали прочь.

 

 

4.

Происшествие с караваном

 

Гонят тройняшки овец на пастбище. Вот они остановились посреди караванного пути. Бимбо внимательно вглядывается вдаль. Джимбо вслушивается, Кимбо считает пылинки над дорогой. Овцы отправились дальше.

Приближаются соседи.

       Что ты видишь вдали? – спрашивают они с любопытством.

       Я вижу там – большой караван идет к нам, – отвечает Остроглаз.

       Я слышу, – добавляет Острослух, – звенят верблюжьи колокольчики, кричат погонщики ослов и верблюдов, щелкают бичи.

Бысторсчет считает:

       Пятьдесят верблюдов, шесть ослов четвероногих  и сто три двуногих.

Соседи тоже смотрят вдаль, слушают, но ничего и не видят, и не слышат.

       Лгут шакалята, как багдадские цирюльники, шепчутся они между собой.

       Эй, сыночки! – кричит, идя мимо, дядя Селим. – Где ваши овцы?

Бимбо встревоженно оглядывается кругом.

       Я вижу их в том лесу, – наконец, восклицает Остроглаз, указывая на дальний лес.

       Я слышу, они блеют в ужасе, потому что на них напала гиена, – кричит Джимбо.

       Бежим скорее туда, – говорит Кимбо, – я сразу же вам сосчитаю, сколько овец осталось в живых.

И мальчики уносятся.

Через пять дней в деревню вошел большой караван: пятьдесят верблюдов, шесть ослов, двадцать погонщиков ослов и верблюдов, семьдесят три паломника в Мекку и десять богатых купцов. Вся деревня вышла встречать караван: его приход был праздником для всех. Деревенские мальчишки волчком вьются среди караванщиков, радостно поют и пляшут. Но громче всех остальных кричали тройняшки:

       Это тот самый караван, который я видел на караванном пути пять дней назад, – уверяет всех Бимбо.

       Тот самый, который я тогда слышал, – ликует Джимбо.

      А я тогда  даже всех сосчитал, – хвастает Кимбо. – Можете проверить: пятьдесят верблюдов, шесть ослов четвероногих и сто три осла двуногих.

Этого уже не могли вынести караванщики. Они тут же поймали наглеца и начали его бить: погонщики ослов и верблюдов подручными бичами, паломники – священными тростями, а купцы – собственными кулаками.

       Они выбьют из него все цифры, – плачет Джимбо.

                          Берегитесь, берегитесь, о караванщики, – закричал Бимбо. – Вот я вижу разбойников-арабов.

Оставив мальчика стонать и жаловаться, караванщики в беспорядке бросились в караван-сарай, чтобы организовать защиту.

                         Семнадцать ударов кнутом, двадцать четыре палочных, одиннадцать кулачных, – считает Кимбо между всхлипами. – Итого в целом пятьдесят два удара. Сто три осла и я сто четвертый. Если пятьдесят два удара поровну разделить между ста четырьмя ослами, каждый получил бы лишь по полудара. Не слишком много! – шепчет он, улыбаясь.  – Но где же разбойники?  Я же должен их сосчитать, – оборачивается он к Бимбо.

       Разбойники уже сидят в своем караван-сарае…

 

5.

Что видели тройняшки на небе

 

Уже давно стемнело. Полнолунна тропическая ночь, торжественно сияет звездами южное небо, благоухают огромные доисторические деревья, роскошествует цветная река. 

Перед хижиной дяди Самбо чуть пламенеет ночной огонь. Тройняшки лежат рядом на львиной шкуре. У огня сидят и лежат старая Фатима со своим внуком, другие соседи Самбо, он сам и его жена. Все смотрят на полное звезд небо.

     Там, – говорит Бимбо, – за теми звездами, которые вы видите, мы видим еще целую огромную реку звезд, а за той огромной рекой снова и снова. Дальше виден какой-то туман. Возможно, он поднимается от тех Звездных рек.

     И у каждой звезды есть своя пляска, своя песня, – добавляет  Джимбо, – только наша земля мяучит, как дикий кот, которого тянут за хвост тринадцать шалопаев.

     И в небе сияют двадцать миллионов звезд, – говорит Кимбо-Быстросчет, – ровно столько, сколько просинок мы собрали во время последнего урожая.

     Они лгут, как тринадцать дервишей Мекки, – сомневается дядя Селим, а соседи согласно кивают головами.

     А самая прекрасная песня – песня вон той красной звезды, – продолжает Джимбо.

     Потому что под красной звездой живут самые счастливые звездяне, – объясняет Бимбо.

     Они белые? – спрашивает Самбо.

     Нет, звездяне красные, – говорит Остроглаз, внимательно вглядываясь в звезду. И все красное на ней: люди, леса, поля. На полях растет красное просо, и жнут его красными серпами. Там не существует больше ни людоедов, ни королей.

     Врут, врут проказники! – кричат соседи.

     Разве может существовать звезда с людьми без людоедов, без королей? – спрашивает торговец Али.

     Это невозможно! Лгут тройняшки! – кричат окружающие.

     Они не лгут, – защищает мать своих сыновей. – Они всегда грезят, грезят наяву; это болезнь. Когда они родились, было полнолуние, все звезды ярко сияли, и красная звезда лучилась прямо над нашей хижиной. Так, может, несколько лучей пронзили мальчишечьи сердечки, и…

     И они начали лгать с самой колыбели, – улыбнулся дядя Селим. 

Спящий внук старой Фатимы вдруг зашевелился, поднялся и говорит:

       На нашей земле тоже исчезнут людоеды и короли.

Старуха в сильном испуге прикрыла его рот двумя руками. Мальчик снова положил  свою голову на колени своей бабушки и успокоился. Все испуганно смотрели на него.

       Он бредит, – шепчет Фатима. Нынешние мальчики грезят такими опасными грезами и бредят таким бредом! Это красные лучи виноваты, красная звезда.

И она шепчет волшебные слова и рассылает их таинственными жестами на север и на юг, на восток и на запад, вверх – против небесного излучения и вниз –против земной тьмы.

     Вообразите землю без людоедов, без королей! О, как легко человеку вымолвить недоброе слово в недобрый час! – вздыхает старуха.

Тройняшки смолкли и молчали как тринадцать рыб в огромном святом озере Танганьика.

 

6.

Двадцатимиллионная часть урожая

 

Был прекрасный день с безоблачным небом и безветренной землей. Огромная цветная река затихла, словно дитя в своей огромной лесной колыбели. Но дядя Самбо хмуро сказал тройне:

                          Мы должны взять наше просо последнего урожая и все отнести на тот берег реки в дань нашему королю. Ведь лучше для нас будет, если он съест наше просо, а не нас самих.

Редкий случай, но тройняшки были того же мнения. Урожай проса не был обильным, он поместился в одну большую корзину.

Кимбо-быстросчет сосчитал груз и торжественно объявил:

       Равным-равнехонько двадцать миллионов просинок.

Мальчики взяли лодку, положили всередину большую корзину с просом, Кимбо уселся рядом с ней, Бимбо стал к рулю, Джимбо начал грести, и лодка не слишком быстро поплыла на тот берег к королю, к людоеду.

Сперва все было хорошо, но на самой середине реки вдруг из-под лодки появился толстокожий хозяин реки, огромный бегемот. Лодка вздрогнула, закачалась от страха, зачерпнула воды то правым, то левым бортом. Однако мальчики не потеряли храбрости: они тут же успокоились сами и выровняли лодку. Хозяин сурово взглянул на троицу:

       Что вы везете на тот берег к людоедам?

       Мы везем в дань королю наш урожай проса, – ответил Бимбо.

       Ведь лучше, чтобы он съел наше просо, чем нас самих, – добавил Джимбо.

       Весь урожай составляет двадцать миллионов просинок, – бесстрашно доложил Кимбо.

       А вы не боитесь, что новый министр съест вас вместе с просом? – снова спросил толстокожий.

       Мы слишком худы для королевского министра, – боязливо пробормотали мальчики.

       Ну что ж, хорошо. Плывите вперед! – разрешил речной великан, а сам поплыл по реке, проверять переправу через реку.

Наконец лодка совсем успокоилась, и братья тоже. Они уже хотели двигаться вперед, но Джимбо-Острослух вдруг как закричал:

       Мне кажется, я слышу, что одна просинка упала в воду.

       Я сейчас пересчитаю урожай, – сказал Быстросчет.

Скоро он объявил:

       В корзине только 19.999.999 просинок. Значит, одной не хватает.

       Что же делать? – огорчился Джимбо.

       Погодите минутку! – радостно закричал Остроглаз. – Я вижу, эта просинка лежит глубоко в реке, на самом дне.

И так как ему нечего было с себя снимать, он тут же прыгнул в реку и ушел под воду.

Два брата недвижимо ждали. Прошла долгая минута. Джимбо убеждает, что она длилась как минимум полчаса, а Кимбо уверяет, что двадцать минут и тридцать шесть секунд. Наконец из воды показался Бимбо. Двумя пальцами он крепко держал просинку.

Кимбо церемонно взял у брата просинку и с торжеством положил ее в корзину. Он еще раз пересчитал урожай и сказал:

       Все двадцать миллионов на своем месте.

Бимбо, соглашаясь, встал у руля, ликующий Джимбо взял весла, и лодка радостно поплыла вперед к королю.

       Как отлично все устроилось! – торжествовал Кимбо.

       Ну, что сказал бы наш отец, если бы мы потеряли двадцатимилионную часть урожая? И что подумал бы хозяин реки, найдя на дне целую двадцатимиллионную нашего груза? – размышлял вслух Джимбо.

       Но, – перебил его Бимбо, – ты только представь, что сказал бы нам людоед, если бы мы утопили в реке двадцатимиллионную часть дани?! Разве не съел бы он за это наших родителей или даже нас всех?

Братья светились от радости и удовлетворения.

В тот же день о речном происшествии узнала вся деревня, все весь род, узнали все племена на обоих берегах цветной реки.  Теперь даже самые недоверчивые уверовали в необыкновенные способности тройняшек, и их известность с того дня разошлась по всей стране.

В то время тройняшки были шестнадцатилетними, и с тех пор начались их многочисленные приключения, о которых рассказывают ныне во всех уголках черного континента.

 

Редакция предлагает своим читателям придумать приключение для этих героев, учитывая их способности. Самые интересные рассказы мы опубликуем в журнале[2].

 

<Март-апрель 1952 г.>

 

© Пер. с эсперанто Юлии Патлань, ноябрь 2006 г.

 

 

Внимание! При перепечатке и цитировании ссылка

на наш сайт и согласование с модераторами обязательны!

Пишите нам: eroshenko_vj@inbox.ru

Estu atentaj!

Oni povas uzi materialojn de tiu chi ttt-ejo,

nur se oni ricevas permeson de la moderatoroj

kaj nepre indikas rektan ligon al la ret-pagho.

Skribu al ni:  eroshenko_vj@inbox.ru

 

All of the articles you can reprint free of charge.

Reference is necessary.

Mail to: eroshenko_vj@inbox.ru

 



[1] Перевод выполнен по изданию: Eroshenko V. La krucho da sagheco. KLEG, Japanio, 1995. Составитель Минэ Ёситака по материалам Анатолия Масенко (Кисловодск). – Прим. пер.

[2] Вероятно, этот текс был написан самим В.Я. Ерошенко и указывает на лилактическое и развивающее предназначение сказки. В каком журнале предполагалась ее публикация, в настоящее время неизвестно. – Прим. пер.



Hosted by uCoz